ГалереяАртклубuniks26Блог ➝ Ад и Рай. Часть 6. Продолжение 2

uniks26

(Ashgabat)
Регистрация:
06/09/2012

Ад и Рай. Часть 6. Продолжение 2


ОБ ИРАНЕ. ГЛАВА 5

В салоне автобуса вдруг зажегся яркий дневной свет. Смотреть в окно уже стало не интересно. Пассажиры кто дремал, кто тихо переговаривались, некоторые просто скучали. И неожиданно вдруг ожили видеоэкраны. Они, оказывается, были в рабочем состоянии! И можно увидеть что-то интересное. Однако шла минут пять обычная реклама. Было скучно.

 

22  Потом долго шли титры на фарси. Затем, наконец, начался фильм. С первых же кадров мне стало ясно, что мои ожидания оказались напрасны. Фильм оказался о заурядной семье, состоящей из молодой супружеской пары, ждущей наследника и пожилой женщины, видать, будущей счастливой бабушки. Все действие происходило в уютном экологически чистом деревянном домике. Они проживали на экране свою скучную семейную жизнь. Занимались домашними делами, что-то ели, пили, что-то друг другу говорили. Новый персонаж, типа соседки или соседа, для создания кульминации на основе любовного треугольника, в фильме не вводился. Что можно вытянуть из такого сюжета! Только скуку. Скучали и другие пассажиры. Я погрузился в приятную полудремоту, все же одним глазом наблюдая за происходящим на экране. Меня чуть заинтриговало, чья мать эта пожилая женщина. Она разговаривала практически только с молодой женщиной, с мужчиной лишь изредка обменивались краткими репликами. Это наводило на мысль, что это тёща. Потом мои подозрения усилились, когда начались дожди. Крыша немного протекала, и вода капала прямо на постель пожилой женщины. Молодой человек отмахивался от ее жалоб, разными отговорками, типа переставь кровать, или я завтра все сделаю. Понимал я это и без знания языка. Так на просьбы родной матери не реагируют! Перед очередным дождем, когда она совсем его достала, он полез на крышу, но сорвался с лестницы, больно расшибся и в сердцах послал тещу подальше…. на крышу…, если это ей так нужно! Он поступил как настоящий русский мужик! Я сразу же совсем проснулся. Наконец, я нашел! У НИХ ТАК ЖЕ КАК И У НАС! Я так давно искал подтверждения этого! Ведь они же, как и мы, потомки и наследники древних АРИЕВ. И тоже также воюют с женщинами! У нас, и у них витязи в одинаковых доспехах. И многие, многие слова в наших языках тоже имеют общие корни! Например: говядина - гав (корова); беда – бэд (плохо); шамать – шэм (ужин); ни гу-гу – гу (корень говорю); хахаль – хахэм (корень хочу); десница – дест (рука) и т. д. ! И мы должны быть вместе! Не даром, меня так тянет к ним! 

Однако я от радости отвлекся, а фильм продолжался. Тёща то, оказалась из строптивых: она на крышу лезть не захотела, - а в знак протеста перенесла свою постель из мансарды под навес во двор на топчан! Быстро темнело, был вечер, да и грозовые тучи закрыли все небо. А потом началось светопреставление. Разразилась страшная гроза. Небеса обрушились на бедный домик потоками воды, молниями и громами. Нельзя тещу выводить из себя! Спальню, наверняка, всю залило, а под навесом даже не капало, но бедная женщина после каждой вспышки молний прятала голову под подушку. После очередной, особо яркой и близкой вспышки, она опять спряталась там, но грома долго не было. Женщина осторожно выглянула из-под подушки: весь дом был охвачен огнем, словно головка только что зажженной спички. Короткое замыкание в злополучной спальне! Я даже забыл о соседях. Эта вспышка от замыкания ослепила и меня. Пылающий костер и бегающая вокруг несчастная женщина, уже не боящаяся ни грома, ни молний, растворились в этой вспышке. Дальше непроглядная темень, ночь и сплошной бэд, бэд, бэд.

Минут через десять я спокойно проанализировал, что этот фильм чистой воды выполненный социальный заказ. И цель поставлена достойная: призвать народ жить дружно! И у нас в советское время на эту же тему был снят даже целый сериал про кота Леопольда. Он даже в этом фильме мог появиться в последних кадрах и заявить: »Давайте жить дружно! И вы будете живы, и ваша теща будет счастлива!»

Вот только на такие фильмы народ добровольно не пойдет. Детишки предпочитают «Ну, погоди!», а взрослые повалят на такие фильмы как «Полет над гнездом кукушки» и «Молчание ягнят». Люди хотят таких зрелищ, чтобы жизнь бурлила, чтобы от ужаса у них кровь стыла, а на экране она лилась рекой. И выручка будет огромной! Также как от продажи водки или наркотиков! Только вот такое свободное общество превращается в ад! А в Иране – ЦЕНЗУРА, СУХОЙ ЗАКОН и СМЕРТНАЯ КАЗНЬ ЗА РАСПРОСТРАНЕНИЕ НАРКОТИКОВ! А вы бы отдали своего ребенка на воспитание врагу!? Позволили бы спаивать его, или сделать его наркоманом?! Что? У вас нормальная семья и вы любите своего ребенка, и поэтому вы против СВОБОДЫ бизнеса, желающего превратить вашего ребенка в  расходный материал?

 

 

  1. Тогда вы враг Западной Цивилизации, цель которой бизнес и обогащение на всем. Вот поэтому и нормальные семьи в глобальном мире не имеют права на существование! Они ограничивают СВОБОДУ бизнеса! Кстати, вот что интересно, власти Ирана поступают в отношении народа, так же точно как и вы в отношении своего ребенка! Они его оберегают и желают, чтобы у него было будущее!  И именно за это их Запад обвиняет в деспотии, тоталитаризме!  И именно за это такие государства, как и семьи, должны быть тоже уничтожены! В глобальном мире народы были и должны быть расходным материалом для большого бизнеса! Наглядные примеры только нынешнего времени: Афганистан, Югославия, Ирак, Ливия, Сирия, Украина! Народы таких стран должны приносить прибыль как пушечное мясо, сексрабыни, доноры органов и как дешевая рабочая сила. Они должны собой заменить, слишком привередливую местную рабочую силу Запада. Она сыграла свою роль в идеологической войне со смертельным врагом – Красной Россией, однако сейчас на рынке труда уже не конкурентоспособна, и больше не нужна.

В общем, из-за этого фильма спать не хотелось, хотя в автобусе был приятный полумрак и все спали. Я достал из сумки несколько изюминок, но они были кислые и сухие. Всё же я уснул, зато спал крепко. Мне не мешали ни какие-то остановки, ни включаемый и выключаемый яркий свет, ни приглушенные озабоченные голоса выходящих людей. Проснулся я от какой-то странного, чуть слышимого шороха в звенящей тишины. В автобусе была полная темнота, лишь снаружи были слабые сполохи карманного фонарика. Я был в автобусе один. В багажном отделении копошился водитель. Приехали!

Я с сумкой вышел из автобуса, подошел к водителю и, естественно, спросил: » Мы уже в Тегеране?» Реакции водителя на мое появление, из-за полной темноты в гараже, я не видел, но его ответ подтвердил мои подозрения, что я оказался в том нечитабельном городе, который и значился конечным пунктом маршрута автобуса. Оставалась робкая надежда, что я все же сейчас ближе к Тегерану, чем в начале этого пути. Я и спросил об этом. Оказалось, что да, если на такси, то это не очень далеко. Водитель закрыл багажное отделение и сказал мне, раздумывающего в какую же сторону идти, что, мол, пошли. Через калитку, по тоже не освещенному переулку, мы вышли на улицу. Несмотря на глухую ночь, нам сразу же попалось такси. Через минут пять мы выехали на ярко освещенную трассу и остановились. Я протянул денежку своему спасителю из затруднительного положения, но он только отмахнулся, остановил следующее такси и предложил мне занять свободное место. Мне оставалось только сказать « до свидания» и «спасибо«. На Востоке говорят, что маленькое спасибо лучше большого верблюда, но я и в дальнейшем, раздавая налево и направо отары верблюдов, почему-то чувствовал себя обманщиком. Такси в Иране я уже не боялся, поэтому сразу же и уснул. Тем более дороги здесь отличные, и этому не препятствуют.

Таксист меня разбудил уже в Тегеране. Он поинтересовался, куда мне нужно. Салон был уже пуст. Пассажирам было куда спешить и они, может быть, были уже дома. Мне же искать ночлег в четыре часа утра было поздно. Я попросил какой-нибудь автобусный терминал. Там можно будет подождать до утра, да и привести себя в порядок после дороги. Водитель еще поинтересовался, устроит ли меня Аржентин-терминал. Мне было все равно.

Вся территория терминала купалась в свете. Это был теплый рассеянный свет из окон темных высоток и башен, расположенных вокруг. Это был и яркий свет осветительной системы терминала, освещающих дороги, посадочные платформы и стоянки темных автобусов. А над всем мерцало отсветами миллионов огней небо огромного города, столицы Ирана. И под ним я был один. Я долго стоял ошеломленный этой красотой. Однако, человек привыкает ко всему, поэтому и я перестал любоваться панорамой города и стал искать для себя подходящее местечко. Заходить куда-то в помещение не хотелось. На краю терминала виднелся полузатененный скверик, там я и устроился на одной из скамеечек. Была тишина и покой. Потом где-то прошел автобус. Минут через пять на краю скверика возникли два темных силуэта. Увидев,

 рядом со мной свободную скамейку, они направились к ней и сели. Сидели и молчали, потом о чем-то тихо поговорили, что-то достали из сумки, развернули и предложили мне. Я взял одну печенюшку. Молча жевали, потом я вспомнил о своем нане,  

24  достал и разделил на троих. Они тоже заметили, какой вкусный этот нан. Я сказал, что это из Мешхеда. А они мне сообщили, откуда они приехали в Тегеран и еще, что они братья. Поинтересовались откуда я, и есть ли у меня свой дом. И с глубокой грустью сказали, что у них нет своего дома. Оказывается, я находился в компании двух иранских бомжей! Почему же общение с ними не носит такой резко негативной окраски, как даже нахождение вблизи с бомжами других стран? Я думаю, тут причина кроется в САМОУВАЖЕНИИ. Оно жизненно важно для каждого человека. Оно зиждется на возможности крепко стоять на своих собственных ногах в этом мире, наличии уважения к себе со стороны своего общества, гордости за прошлое, уверенности в своем настоящем и будущем, и праве на СВОБОДУ ВОЛИ. И, если все это есть, то присущий человеческой природе оптимизм, позволит человеку посредством труда добиваться всего, и прежде всего своей семьи, и своего дома. В противном случае человеком овладевает безысходность, которая еще при жизни убивает у них достоинство и надежду на лучшее, что и делает их настоящими бомжами. Молодые же люди, с которыми меня свела судьба, несомненно, много будут работать, будут у них и семьи, и крыша над головой. Тем более, что в Иране очень много новостроек. Много строится и жилья, особенно в крупных городах. И это не удивительно, так как средний возраст населения в Иране – 26 лет! ( Для 1993 года )

Мы закусили печенье и нан изюмом. Удивительно, последний, полежав ночь в сумке, стал и мягким, и сладким. А, может быть, это мне просто показалось. Быстро светало. Стали появляться и автобусы городских маршрутов. Мы попрощались и разбежались. 

Я подошел к остановке городского транспорта. Свежевымытые автобусы ждали своих первых пассажиров. Спросив, который их них к центру, я сел поближе к водителю. Подошли еще несколько человек и автобус поехал. Вначале он петлял по каньонам узких улиц, кое-где останавливаясь, чтобы подобрать ранних пассажиров. Потом выехал на широкую улицу и помчался по специально выделенной полосе для общественного транспорта по уже просыпающемуся Тегерану. Вскоре автобус был полон пассажирами. И интересно, мужчины толпились в передней половине автобуса, хотя в другой половине, отведенной для женщин, было много свободных мест. Минут через двадцать водитель мне подсказал, что мне пора готовиться к выходу. Деньги за проезд брать он отказался, показав, что он берет за проезд только абонементские талончики. Кто-то из пассажиров меня выручил, дав мне талончик и отказавшись брать деньги. Стоимость проезда была меньше 10 центов США.

Хотя город был еще малолюден, но отели были открыты. Только в громадных современных, и старых маленьких уютных, с восточным колоритом, цены были не по моим возможностям. И лишь часа через два, вдали от главных улиц, в переулке я нашел хостел, в котором и оставил надоевшую мне сумку и паспорт. После 12 часов мне пообещали и место для ночлега. Мне же можно будет вернуться на улицу Фирдоуси и посмотреть в хранилище Центрального банка Ирана сокровища иранских шахов.

 Я быстро пробежался до музея, но спешил напрасно: открывался он только в 14 часов. Оставалось еще ждать 3 часа! И совсем же не обязательно стоять здесь. Это же туристический центр Тегерана! А первейшая обязанность туриста – это бегать по торговым центрам и магазинам. Пришлось мне этим и заняться. Тем более, что везде вокруг были торговые улицы, многоэтажные торговые центры, пассажи и везде магазины и магазинчики. В магазинах в необыкновенно богатом ассортименте была современная мужская и женская одежда всех цветов. Последнее особенно удивляло, так как уличная одежда женщин состояла в подавляющем большинстве из невзрачных черных или серых накидок. Изделия же из кожи, начиная от курток и обуви, и кончая перчатками и кошельками, своим изысканным вкусом, качеством и разнообразием, как материала, так и форм – не оставляли ни малейшей возможности нуждавшимся в чем-то уйти без покупки. Не устоял перед соблазном и я, хотя и долго сопротивлялся. Это был магазинчик коктейлей, натуральных соков и мороженого. Последнее меня и заинтриговало. Я уже много видел самого разного мороженого, но такого я еще не видел. Оно готовилось по заказу и вручалось не в бумажном стаканчике с горкой, а в большом круглом корыте и еще сверху была гора, покрытая вареньем, шоколадом, орехами и кусочками разных экзотических фруктов.

 

25. Называлось это чудо « Шахским мороженым « и стоило меньше 2 долларов. Вот только никто его не брал только для себя. Одно такое мороженое три девчушки дружно доедали, о чем-то тихо переговариваясь и пересмеиваясь. И уже при мне подошёл парень с девушкой и взял тоже одно на двоих. А для одного себя никто его не брал! Однако я не внял всем этим предостережениям, жадность оказалась сильнее их. В результате этого в руках у меня и оказалось это злополучное корыто. Оно было тяжелое и холодное. В магазинчике можно было только получить заказ, на улице же была только скамейка, приходилось держать эту тяжесть на весу в одной руке. Ложечкой в другой, я брал кусочки фруктов, стараясь насладиться экзотическим вкусом, но это не получалось. Рука с мороженым отвлекала не только тем, что ей было тяжело, она еще и замерзала. Пришлось мороженое взять в правую руку. В левой руке ложечка вместо орешков фисташки норовила брать кокосовую стружку, да и мороженое таяло катастрофически быстро. Приходилось уже не разбирая брать все подряд и глотать, глотать… Рука и горло онемели от холода, и вкуса я не чувствовал. Пришлось эту бадью с мороженым поставить на колени и хотя бы чуть, чуть перевести дыхание. Тяжела ты, шапка Мономаха! Однако, Шахское мороженое еще тяжелее! И как тяжело быть одному и не иметь возможности поделиться с кем-то этой тяжестью! И даже сочувственного взгляда не перехватишь. На Востоке не принято смотреть, кто какой кусок собирается проглотить.

Все же я справился с шахским мороженым и поспешил на шахские сокровища. Всего там собралось меньше десятка и, похоже, это были иностранцы. У них позабирали фотоаппараты и кинокамеры, и потом они быстро прошли через металлоискатели. Меня металлоискатель не пропускал. Я вынул из кармана пару монеток, но результат был тот же. Охранник уже ручным металлоискателем обследовал меня, в результате чего в одном из карманов пиджака была найдена мини булавка, весом не больше чем пол грамма. Мне ее с улыбкой вернули и разрешили последовать за всеми.

Хранилище, и по совместительству музей, располагалось в подземном этаже. Может быть, поэтому, а может быть, потому, что это были шахские сокровища, здесь было холодно. Холод, также шахского происхождения, был и внутри меня. Хотелось назад, на солнышко. А приходилось смотреть на какую-то беседку, похожую на работу каслинских мастеров, создавших чудо из благородного чугуна. А эта была похожа на подделку из индийской бижутерии. Правда, надпись гласила, что это трон Тавуса, состоит из 12 частей. И на его изготовление ушло почти 27 000 драгоценных камней и несколько центнеров серебра! Я ужаснулся, это же, как шахское мороженое: одному через горло и не впрок, а тысячи людей должны были умереть с голоду! Там еще был глобус из золота, драгоценных камней и бриллиантов. На него пошло столько средств, что можно было построить целый город и еще обеспечить всех рабочими местами! В витринах лежали полупрозрачные цветные стекляшки. Похожие на окатыши цветного бутылочного стекла, я такие в детстве собирал. Однако, это были рубины, изумруды и другие драгоценные камни и, наверняка, за пуленепробиваемым стеклом. Такими же цветными стекляшками и радужными перьями из хвостов павлинов были украшены шахские тюрбаны! И эти стекляшки стояли крови и пота десятков тысяч людей! И носить их на голове! И я заметил как холодно в этом подземном мире, шахский холод царствовал и внутри меня. Саднило горло, и пальцы рук были холодными и липкими. И так захотелось поскорее уйти от этого холода шахских сокровищ к солнцу и к людям. Мне стали еще понятнее и ближе иранцы, которые тоже не любят ходить в этот музей. И я покинул это царство холода, теней и тяжелого прошлого.

И как же прекрасен это мир солнца, тепла, человеческих голосов и природы. Общения с природой мне особенно сейчас не хватало. Я спросил у охранника банка, как доехать до городского парка. Он что-то ответил, видать, спрашивал, какой именно парк я хотел. Слово «красивый» я знал, соответственно, его и назвал. Мое одно слово мужчина сразу же парировал несколько словами, звучащими как названия. Мне понравилось название Милат. О чем я и сказал.

 26  Мужчина минуты две объяснял, как добраться до него, употребляя слова «метро», «автобус» и еще много других. Стало ясно, что это далеко. Однако, после шахских сокровищ и шахского мороженого душа требовала царского размаха, поэтому я и поинтересовался насчет такси. И узнал, что нужно два такси: вначале одно до Ваанаг, а потом уже второе до парка Милат. Я поблагодарил человека и поспешил на проезжую часть дороги. Этого было уже достаточно, чтобы такси остановилось рядом со мной. Я сказал, куда мне нужно и поинтересовался, сколько это будет стоить. Услышав ответ - предложил 1 тумен ( чуть больше 1 $ ). Водитель согласился, только оговорил каким-то условием, я тоже согласился. Ехали мы с полчаса, водитель по пути подвез еще несколько пассажиров. А я любовался разнообразием и красотой проспектов, улочек и видов Тегерана. К сожалению, это путешествие быстро кончилось. Такси остановилось на автостоянке, и водитель сообщил, что это и есть Ваанаг. Отсюда до парка Милат совсем близко. Пришлось пересесть на другое такси, и через 5 минут я уже был на уютной тенистой улице. С одной стороны ее были здания с интересной эклектикой старой восточной архитектурой и современной многоэтажной. По обе стороны улицы, в тени стройных столетних чинар, откуда-то с гор струились по гранитной кладке два потока прозрачной прохладной воды. Я с удовольствием опустил кисти обеих рук в неё, и вода быстро унесла с собой холод и липкость шахского мороженого. С другой стороны улицы манил к себе прохладой и еще чем- то неуловимым парк Милат.



Опубликовано: 18/11/2015 - 18:44

КОММЕНТАРИИ: 4  

119.11.2015 • Ольга (Гость)

Вас интересно читать, если бы не пропаганда. Беженцам, которые стремятся осесть в Европе, нужно было бы раздать брошюры с вашими рассказами, что бы они выбирали Иран, а не Европу.


219.11.2015uniks26

Пропаганда и проституция - это когда за деньги.
Когда бесплатно - это убеждение и любовь.
Пора научиться видеть разницу!


324.11.2015 • Ольга (Гость)

"Коммерсант" напечатал отчёт Андрея Колесникова о встрече вашего президента с нашим, в Тегеране, на саммите по газу. Почитайте. Впечатления журналиста Президентского пула не похожи на ваши. Впечатление, что это две разные страны Иран и ваш Иран.


405.03.2016uniks26

Ольга, спасибо за внимание! Извиняюсь за задержку с ответом: был три недели в ИРИ, а там цензура на эту тему строга. По моему мнению, если представители древнейших профессий говорят о ком-то хорошо, или плохо - то это говорит только о количестве валюты. Я же в общем итоге за 20 лет пробыл в Иране около 2 лет.
И передаю свои впечатления и излагаю свои мысли.



Обсуждение доступно только зарегистрированным участникам.