ГалереяАртклубuniks26Блог ➝ Ад и Рай. Часть 6. Начало

uniks26

(Ashgabat)
Регистрация:
06/09/2012

Ад и Рай. Часть 6. Начало


 ОБ ИРАНЕ. ГЛАВА 3. 

В следующий раз я поехал в Иран более чем через полгода, но уже самостоятельно. Я уже знал с полтысячи персидских слов, которые я выписал из словаря в библиотеке. К сожалению, в нем не было транскрипции слов. Сразу же после пересечения иранской границы пошли открытия. Одно, мною ожидаемое, касалось моего произношения персидских слов. Причина коренилась в том, что некоторые буквы в фарси, в зависимости от контекста, меняют своё звучание и даже могут быть как гласными, так и согласными. Пришлось по ходу переучиваться. Учителей вокруг было много и никто не отказывал мне в помощи.

Второе открытие касалось транспорта. Оказывается, такси в Иране является, по настоящему, народным видом транспорта. Это объяснялось дешевизной бензина и еще тем, что был какой-то лимит бесплатного бензина на каждую машину. Государство  

15 субсидировало дешевизну услуг автомобильного транспорта! И мне, как еще трем попутчикам, до Мешхеда нужно заплатить только 5$ в местной валюте. А это около 300 км. Водитель же, решил меня еще больше удивить, заявив, что в Иране и хлеб самый дешевый в мире. Я начал спорить, что это в Туркмении самый дешевый хлеб. Однако, после несложных пересчетов валют, вынужден был согласиться, что в Иране, действительно, хлеб чуть дешевле. И здесь государство за счет субсидий обеспечивало доступность хлеба для  всех слоев населения! И это несмотря на то, что Иран вынужден значительное количество пшеницы импортировать по мировым ценам! Это заставляло задуматься! Восток - дело тонкое! А, может быть, тут просто мудрость!? А такси между тем преодолело подъемы и крутые спуски горных перевалов и  устремилось вниз по предгорью. И, удивительно, каждый более-менее пологий склон был распахан и засеян золотой пшеницей! Некоторые участки были величиной всего лишь в несколько соток и расположены на такой крутизне, что не понятно, как можно там использовать технику для уборки урожая. Скоро пришел ответ на мой невысказанный вопрос. Уже на равнине по полю двигался, поднимая пыль, огромный зерноуборочный комбайн, а рядом на небольшом участочке скучал ослик, а крестьянская семья серпами убирали урожай! Хлеб – это самое дорогое! И мы за ценой не постоим! Такова восточная мудрость на первый взгляд, но на самом деле она еще глубже. Тут не только вопрос продовольственной безопасности страны, но и занятости населения. Лучше датировать свое производство, обеспечивая и занятость населения, чем субсидировать иностранного производителя и при этом выплачивать пособие по безработице своим людям. При отсутствии же возможности работать на благо своей страны, человек и его энергия, и таланты могут быть обращены против своей страны.

Однако я увлекся своими наблюдениями и мыслями. Перебои в работе двигателя и последовавшая остановка тайоты застали нас врасплох. Водитель открыл капот и закурил. Оказывается, он не разбирается в двигателях и, вообще, он только подменяет брата. А нам сейчас помогут! Я подумал, кому мы нужны с нашими проблемами, но В ИРАНЕ ВСЕ НЕ ТАК, КАК У НАС. К нам подходил быстрым шагом гаишник. И совсем не для того, чтобы оштрафовать! Он обменялся несколькими словами с водителем и полез под капот разбираться с двигателем! Минут через 10, он сконфуженно пожелал нам более квалифицированных помощников и вернулся на свой пост. Еще несколько машин останавливалось, но устранить проблемы в двигателе в дорожных условиях не удалось. Один из водителей пообещал прислать нам эвакуатор и примерно через час нас отбуксировали в ремонтную мастерскую. Из-за этой задержки мы приехали в Мешхед поздним вечером.

Я вышел в районе какого-то базара и сразу же зашел в несколько гостиниц, но цены были просто европейские, не по моим возможностям. Тогда я обратился к зеленщику, с просьбой подсказать мне адрес дешевой гостиницы. Он мне объяснил, как к ней пройти. Только я понял одно, что фарси я не знаю. В этом честно и признался. Зеленщик улыбнулся, и бросив свои фрукты и овощи, привел меня к скромному зданию, и даже не заглядывая в отель, хотел уйти. Я его поблагодарил и протянул ему 1 тумен (около 1 $ ), но он недоуменно посмотрел на меня и ушел в темноту. Где-то рядом прозвучало беззвучное ХАРАМ. В ИРАНЕ ВСЕ НЕ ТАК, КАК У НАС.  Мне же стало неловко, что я нечаянно обидел человека, толкая его на грех.

В гостинице, скорее хостеле, мне предложили одному скромный номер на 2 человека за 7 тумен ( около 8 $ ), показали где кухня и « все удобства «, и оставили в одиночестве. Только спать не хотелось. Несмотря, на то, что было уже за 11, на улице кипела жизнь и меня она манила.  Я вышел на улицу в темный переулок и пошел туда, где были свет и люди.

На ярко освещенных извилистых улочках, сплошь состоящих из одних магазинчиков, шла суматошная работа по завершению рабочего. Убирался товар, опускались жалюзи витрин, выключался свет, закрывались двери и люди спешили по домам. Я еще прошел по нескольким улочкам. Везде было то же самое. Мне  тоже нужно было возвращаться в свой номер. Я повернул назад и стал искать свой темный переулок, но они кончались тупиками или выходили на какие-то незнакомые места. Я заблудился!

 

16

 Один в чужой стране, в многомиллионном городе ночью, без паспорта и денег. Я даже не спросил название гостиницы. Несмотря на лето, стало как-то зябко. И мне показалось, что мое лицо как-то вытянулось. Немножко попаниковав, я успокоил себя. Во-первых: я иностранец ночью на темных улочках Нью-Йорка, Москвы или Киева – это уже хорошо. Во- вторых: я в Иране – а В ИРАНЕ ВСЕ НЕ ТАК, КАК У НАС! Здесь даже  незнакомого иностранца могут пригласить в гости и оставить на ночь. Так говорил, мне один знакомый. В справедливости этого наблюдения я впоследствии убеждался неоднократно. И, в-третьих: проблема спасения заблудившихся - это их собственная проблема! А так как я даже в детстве предпочитал первому и второму третье, то я задумался, как выйти из этого неприятного положения. И решил повторить свой первоначальный поиск своей гостиницы. Для этого вначале нужно найти место, где я вышел из такси. Со второй попытки я вышел на эспланаду, залитую белым искусственным светом, похожую на ту, по которой мы подъезжали к искомому месту. Только она выглядела как-то странновато. Движение автотранспорта заметно было меньше, а широкую ленту газона посредине эспланады оккупировали жители близлежащих домов. Они вели себя как на пикнике на лоне природы. Одни просто лежали на траве, отдыхая после трудового дня и наслаждаясь ночной прохладой. Другие сидели на траве и о чем-то тихо беседовали. По газону бегали дети, кто-то из них играл в бадминтон. Вся эта картина действовала успокаюваеще. Однако я спешил. Впереди стоял высокий седоволосый старик, рядом с ним на подстилке стоял термос с горячим чаем и двумя пиалушками. Старик пытливо смотрел на меня и когда я поравнялся с ним, спросил: « Какие-то проблемы?» Я ответил не останавливаясь: « Проблем нет!» Неужели у меня такое озабоченное лицо, что видно всем, что я потерялся? Даже не поблагодарив человека за внимание, я бежал дальше. Я уже увидел знакомый фасад Реза-базара, где я два часа назад вышел из такси! Дальше, уже без проблем, я нашел лавочку зеленщика. Свет в ней уже был погашен, но мой знакомый был еще на своем рабочем месте. Я кивнул ему, а он спросил меня: « Хуби?» Я уже знал смысл этого так часто слышимого слова и ответил традиционно: «Хейли хуб!» (Очень хорошо!)  Я уже был на улочке ведущей меня прямо к моей гостинице!

Утром я рассчитался с хозяином и, зная нравы наших таксистов, спросил сколько стоит проезд до автобусного терминала. В 9 часов я был уже на Реза-базаре. К сожалению, там еще рабочий день только начинался. Кое-какие магазинчики были открыты, но там делали уборку и приводили в порядок товар. Пришлось ограничиться ознакомлением с архитектурой этого огромного здания и витринами сувенирных магазинов с изделиями кустарных ремесел. Увы, как минимум половина из них, не были оригинальными и несли на себе печать китайского происхождения. Пройдя быстрым шагом с полкилометра, я подошел к выходу. Там ко мне подошел мальчик лет 10-12, наружности Гавроша ( беспризорника ) и без слов предложил почистить обувь. Я, по воспитанию советский человек, свою обувь чищу сам, но хотел помочь и протянул мальчонке один тумен (в те времена чуть больше одного доллара ), но мальчик отрицательно покачал головой и опять показал на мои туфли. Он не хотел ни милостыни, ни дармовых денег! Он хотел честно заработать! Пришлось сесть на его скамеечку и отдать ему свои туфли. Через 5 минут их нельзя было узнать, они сияли и сверкали лучше новых! Я одел их и опять протянул 1 тумен мальчику. Он не взял их и тихо, как будто не завтракал, ( а может быть и в самом деле так и было ) что-то спросил. Наверное, насчет мелочи. Я покачал головой и сказал, чтобы он взял эту бумажку. Он взял ее и со словами типа, я сейчас разменяю, быстро пошел к продавцу прохладительных напитков. Я же еще раз удивился и вышел с базара и пошел дальше знакомиться с этой удивительной страной. И минут через 5 меня догнал этот маленький хулиган и с возмущением вручил мне несколько смятых бумажек сдачи! И я вновь чувствовал себя провокатором и поэтому виноватым. Пришлось взять сдачу! Интересно, здесь и нищие дают сдачи!? Кстати, я еще ни разу не видел в Иране не нищих, не бомжей! В расстройстве чувств я чуть было не прошел мимо банка. Мне же нужно обменять доллары, у меня уже кончался остаток туменов с прошлой поездки. Я зашел в банк, подошел к кассе и спросил, где обмен долларов. Девушка на мой вопрос ответила своим

17  

 вопросом, что-то насчет евро. Причем тут евро, если у меня доллары!? Девушка же предложила мне сесть и позвонила но телефону. Через пару минут подошел мужчина, он

поздоровался со мной и спросил, откуда я, потом предложил  чай. Тут я понял, что меня уже давно мучает жажда, только не знал, что ее можно утолить в банке. Черный чай в маленьком стаканчике был ароматный и благодаря кусочку сахара очень вкусный. Меня же продолжали расспрашивать еще о чем-то, я даже кое-что угадывал и тогда отвечал. И наконец, я понял, что в банках Ирана принимают евро, а доллары США можно  попробовать обменять на базаре. Мол, там, может быть, кто-нибудь и возьмет! А я опять удивлялся. Банк отказывается заработать маржу на обмене валюты! Однако я же в Иране. А в ИРАНЕ ВСЕ НЕ ТАК, КАК У НАС! И банки здесь не берут даже проценты за представляемые кредиты! Это также ХАРАМ! Я поблагодарил и попрощался. Я не американец, но понял причину ненависти и вражды янки к Ирану. США всему миру с помощью обмана и насилия навязывают как единственно полновесную и надежную валюту свой бумажный доллар, обеспечивая тем самым себе возможность паразитического благоденствия и могущества. Они, производя меньше 20 % мирового производства, потребляют 40 % ресурсов и товаров, производимых во всем мире. Доллары – это главная статья американского экспорта! Государства, пытающиеся конкурировать с Америкой в выпуске своей валюты не на основе доллара, а на могуществе своей национальной идее и соответствующей ей экономике, становятся ее явными или необъявленными врагами. Так еще в древние времена деспоты присваивали право монопольного выпуска монет. Конкурентов, даже если у них монеты содержали большее количество драгоценных металлов, объявляли фальшивомонетчиками. И им прилюдно в глотки заливали расплавленный металл. Сейчас конкуренты уничтожаются еще более беспощадно, так как казне подлежат миллионы людей, вместе со своими странами и цивилизациями. И для их уничтожения используются самые разнообразные, простые древние,  и новые изощренные. Однако, подкуп, принцип разделяй и властвуй, обычные и информационные войны, бактериологическое и генетическое оружие, дебилизация и оскотинивание населения, ювенальная юстиция и практика двойных стандартов, и т. д. – все это эффективно действует против человечества в целом! И может прекратиться только по воле всего человечества и во имя его выживания! Только какое мужество нужно иметь Ирану, чтобы открыто бросить вызов всему Западному Миру, имея только одного союзника, Сирию. И какой ироничный, политически изощренный ум нужно иметь, чтобы доллару противопоставить евро! Принцип разделяй и смотри, что получится!

А Россия все свои активы, отдавала практически в безвозмездное пользование Западу! Наверное, чтобы ему стало плохо! Только мне все равно было обидно за Россию, и я завидовал Ирану. Может быть из-за этого, или из-за чая с сахаром, или из-за жары меня опять стала донимать жажда. И тогда я обратил внимание, что перед многими магазинами стояли бачки с краниками и кружками. Бачки были обернуты мокрой тканью. Иногда, кто-то останавливался, набирал воду и пил совсем бесплатно и даже не говорил ни кому спасибо! В Москве, или на Украине в жару тоже так делают сердобольные женщины на рынках или рядом с маленькими магазинчиками, но, это, почему-то, только для собак! Сразу же съиронизировал, что в Иране к людям относятся как в России к собакам, но было совсем не смешно, и хотелось пить, но у меня не было ни стакана, ни кружки. От жажды меня спас магазинчик по продаже свежевыжатых соков. Стакан грамм на 300 морковного сока стоил чуть дороже, чем в Москве обычная вода, соответствующего объема. А этот одноразовый стакан я прихватил с собой и он мне служил весь день. Вода же в бачках была ледяной и необыкновенно вкусной, может быть, потому, что бесплатная, или оттого, что была приготовлена людьми для людей и от всей души.

В магазинах было такое богатое разнообразие самого обычного товара, качественного и дешевого, и необыкновенного, местного производства с восточными особенностями, что мне опять стало обидно за великую и богатую Россию и ее бедное и несчастное население. Вспомнилось крылатое выражение, что все беды от головы.

Самыми потрясающими для меня были магазины с роскошными персидскими коврами. В советское время наличие ковра в доме свидетельствовало о зажиточности семьи.

 

 

18  

 А тут огромные многоэтажные торговые комплексы с десятками тысяч ковров, самых разнообразных по орнаменту, колориту и размеру! И все ручной работы и высочайшего качества! А пейзажные и с жанровыми сценами ковры просто повергали в изумление своим великолепием и красотой. Магазины с тоннами красивейших ювелирных изделий с желтого, белого, красного и зеленоватого золота, с бриллиантами и прочими драгоценными камнями, по богатству и роскоши не производили на меня того впечатления как базары и магазины персидских ковров. Необычная была для меня и торговля ароматичных масел в самых разнообразных стеклянных банках и бутылочках, с возможностью апробации разных ароматов непосредственно на месте. Унесенные с собой ароматы потом долго радуют и напоминают о богатстве и щедрости Востока. Попадались мне и книжные магазинчики, где было множество самых разнообразных словарей, но русско-персидского словаря и здесь не было.  Мне подсказали, где его можно найти.

 Этот огромный трехэтажный магазин, типа московского Библио-Глобуса, был переполнен школьниками и студентами, чуть не половина из них были в очках. Не знаю, по какой это причине. Может быть из-за того, что в Иране принята советская система образования, развивающая интеллект и любовь к книгам, которая часто и приводит к близорукости. Может быть, и по другой какой-то причине. Однако вид у них был такой, будто каждый из них ответит на любой вопрос. Даже сколько будет 7 х 8, или в каких единицах измеряется частота! Это для выпускников школ бостонской системы недостижимый уровень! Большое количество студентов объясняется тем, что в университетах Ирана, помимо своей молодежи, много студентов и из других стран. Моя знакомая из Ащхабада рассказывала, что ее сын тоже учится в Иране, практически бесплатно: плата за год всего лишь 60 евро, -  а получит диплом юриста с умением вести дела на арабском, персидском и английском языках. Школьное образование здесь бесплатное, хотя есть и частные школы. В общем, в Иране заботятся о будущем своей страны. А вот о таких туристах как я не побеспокоились, то есть, русско-персидского словаря я и здесь не нашел. Зато купил альбом «Традиционные ковры и паласы Персии» на английском и персидском языках. Вот это была удача!

Дальше я попал в переулок магазинов с товарами для художников. Чего там только не было! А такого разнообразия красок я нигде не видал! Акриловые, акварельные, краски для ткани, для стекла, для керамики - и все в необыкновенно богатом ассортименте! Наборы профессиональных масляных красок, типа « Ван-Дейк» и «Ренбранд», я вообще никогда не видел, но мне они были не по средствам. Краски местного производства тоже были дорогие, но продавались и в розницу. Я выбрал тюбик необыкновенно чистого бирюзового цвета, и в соответствии с ценником протянул продавцу 7 туменов ( около 6 $ в те времена ), продавец, взяв только одну кредитку, дал мне еще сдачи 300 реалов и сказал, что у него цены указаны у реалах, а не в туменах. Я обрадовался и выбрал еще несколько тюбиков других цветов и пару открыток с репродукциями картин иранских художников.

Время приближалось к обеду. Я вышел на проспект с бесконечной лентой движущихся машин. На противоположной стороне манил к себе торговый пассаж, но пешеходного перехода поблизости не было. Я стал ждать возможности перейти на другую сторону, но напрасно. Еще один человек вышел из переулка и на мгновение, оглядевшись,  сделал властный жест «остановитесь!»  Поток машин покорно приостановился! В образовавшийся зазор вслед за мужчиной, неспешно и уверенно переходящим дорожную магистраль, устремился и я.  Оказывается, как я узнал позже, даже на проезжей части самых перегруженных магистралей приоритет всегда и везде за пешеходом! В ИРАНЕ ВСЕ НЕ ТАК, КАК У НАС! Пешеходов здесь не давят и не калечат! Здесь уважают, прежде всего, человека! В торговом центре всех почему-то привлекали не еще открытые магазины, а очередь под лестницей за чем-то аппетитно пахнущем, и видать, съедобным. Меня тоже потянуло к людям. Очередь быстро продвигалась. Передо мной мужчина сказал: «Ег абгушт ве Замзам» - и получил поднос с чем-то вкусно пахнущем и бутылку с напитком. И, не заплатив ни копейки, ушел к свободному столику. В ИРАНЕ ВСЕ НЕ ТАК, КАК У НАС!  

 

 

19  

Я повторил те же слова и с подносом занял свободное место за столиком. Мужчина деловито разминал толкучкой содержимое горшочка, потом вылил все в миску, покрошил туда же половинку нана (хлеба) и принялся обедать. Я свою толкучку отложил в сторону, а горячее содержимое горшочка осторожно перелил в миску. Это был суп с мясом, картошкой и местным горохом. Очень вкусный и сытный. Зам-зам оказался совсем не водой из святого источника, а темным напитком, похожим на пепси-колу. Мужчина пообедав, пошел рассчитываться. Заплатил за обед и я, а потом заглянул в несколько открытых магазинов, но было уже не интересно, да и вся выпитая вода звала меня в другие места. Я поинтересовался, где они находятся, и спустился на подземный этаж. В просторном помещении с высоким потолком и стенами облицованными белым кафелем было светло и чисто. Зеркала и раковины с кранами горячей и холодной водой тоже сияли чистотой. Пахло ароматным жидким мылом. В помещении были еще две двери. Однако на них не было никаких картинок, только надписи на фарси. Я их прочел и даже знал перевод, но где конкретно что, я не знал. И у меня не было словаря. Я ждал кого-нибудь с подобной проблемой. Однако никто не входил. Дело принимало скверный оборот. Однако, я все же догадался, где и что было написано и уже потом записал в свою записную книжку эти самые важные для всего человечества слова, без которых никак не обойтись! И, конечно, тут не обошлось без женщины, которая, на мое счастье, вышла из одной из этих дверей. Я устремился в другую дверь. После решения такой простой и в тоже время такой важной проблемы, я счастливый вышел на улицу.

Было время послеполуденного намаза. Людей стало на улице заметно меньше. Магазины были закрыты.  Спешить было некуда. Я сел на одну из скамеек в тени молодых чинар. Рядом был большой бак с холодной питьевой водой с пятью кранами. Видать, городские власти проявляли заботу о людях. Чуть поодаль стоял еще какой-то нарядный зеленый контейнер. Я немножко расслабился. Потом к соседней скамейке подошла женщина с детьми. Видать, приехали с провинции. Они с видимым удовольствием расположились на скамейке. Только самый маленький мальчик лет пяти еще не устал. Мама достала из одной из сумок банан, очистила его и дала малышу. Потом раздала бананы еще двум мальчикам. Все молча, занялись делом. Я огляделся. Мусорных урн рядом не было. Я с надеждой стал ждать. Малыш расправился с бананом первый, но шкурку банана не бросил себе под ноги. Потом, когда все закончили, женщина взяла у мальчиков мусор, но тоже не нашла урну. Однако, даже после этого она не бросила все это под скамейку! Она спросила у проходящего мужчины, куда можно выбросить мусор!  Даже с этим В ИРАНЕ ВСЕ НЕ ТАК, КАК У НАС! Оказалось, что зеленый контейнер и был предназначен для мусора. Расстроенный, я встал и ушел. В Мешхеде мне было нечего больше делать. 



Опубликовано: 06/11/2015 - 11:36

КОММЕНТАРИИ: 0  


Обсуждение доступно только зарегистрированным участникам.